Мизофония

Пер. с англ. Н.Д. Фирсовой

Что такое мизофония?

Вскоре после начала нового тысячелетия Ястребофф и соавторы впервые сообщили об оригинальных клинических наблюдениях испытуемых, жалующихся на снижение звуковой толерантности с тиннитусом или без него. Интересно, что классические описания гиперакузии (которая характеризуется как последовательная реакция на звуки выше определенной интенсивности, при этом реакция коррелирует с физическими параметрами звука) не соответствовали большинству зарегистрированных случаев. Поэтому авторы предложили мизофонию как новую медицинскую единицу и определили ее как аномально сильную реакцию на звук с определенным рисунком и/или значением для индивидуума, нередко играющий роль в определенном контексте. Мизофонические реакции включают вегетативное возбуждение и неприятные эмоциональные переживания, например, беспокойство, в ответ на конкретные звуки.

В первых научных описаниях синдром избирательной звуковой чувствительности иногда использовался как синоним мизофонии, наряду с рядом неспецифических терминов, таких как звуковая ярость, тогда как снижение звуковой толерантности охватывает как мизофонию, так и гиперакузию.

Лица с мизофонией чувствительны к определенному набору триггерных звуков, которые известны с детства; эти звуки, как правило, представляют собой тривиальные шумы, производимые другими людьми, в том числе хлопок жевательной резинки, пережевывание или хруст пищи, обнюхивание, дыхание, щелчок ручки, тикание часов, свист, чмоканье губами, постукивание пальцами или звук шагов.

Однако важно отметить, что триггерные звуки не обязательно должны производиться другими людьми: шум, создаваемый поездом или самолетом, отдаленные звуки двигателей, а также звуки, производимые животными, могут вызывать неправильные реакции у отдельных лиц. Интересно, что помимо слуховых сигналов наблюдение за конкретными движениями (например, указывание пальцем, размахивание ногами, взмахивание волосами) также может вызывать интенсивную реакцию отвращения, связанную с переживанием страдания, отвращения, раздражительности и гнева.

В отличие от фонофобии, частного случая мизофонии, в котором страх является доминирующей эмоцией, испытываемой в ответ на звук, мизофония характеризуется чувствами тревоги, страдания и иногда гнева. Описан ряд физических проявлений, которые могут сопровождать эти психологические реакции, в том числе напряженность или боль в грудной клетке, руках, голове или всем теле, увеличение мышечного тонуса, потоотделение, одышка, тахикардия, гипертония и гипертермия.

Существует мнение, что средства массовой информации иногда популяризировали мизофонию, пропагандируя идею крайней реакции молодых людей на звук, связанный с едой; хотя такие случаи существуют, мизофония в действительности может возникать и у пожилых людей, и включать огромное разнообразие звуков. Более того, вопреки сообщениям СМИ, в большинстве случаев мизофонические реакции являются умеренными, и внешние реакции обычно поддаются контролю.

Наконец, хотя люди с мизофонией сохраняют понимание непропорциональности своих чувств и реакций на звуки/движения, которые подавляющее большинство людей считают нерелевантными, мизофонические симптомы могут привести к значительным проблемам в школе, работе, семье и социальной сфере.

Клинический спектр мизофонии

Большинство исследований мизофонии на сегодняшний день являются отчетами, и хотя в последнее время проводятся более систематические исследования, дополнительные информативные исследования в этой области все еще необходимы. Большая выборка из 42 человек с мизофонией была клинически охарактеризована Шредером и соавторами в 2013 году. Эти авторы разработали Амстердамскую шкалу Мизофонии, шкалу самоотчетов с шестью элементами, позволяющими оценить тип и тяжесть симптомов миофонии. Хотя этот инструмент был разработан на основе обсессивно-компульсивной шкалы Йель-Брауна, используемой для обсессивно-компульсивного расстройства, он также отображает набор из шести критериев, предложенных для диагностики мизофонии:

  1. присутствие или ожидание определенного звука, создаваемого человеком (например, звуки еды, дыхания), который провоцирует импульсивную аверсивную физическую реакцию, начинающуюся с раздражения или отвращения, которое мгновенно становится гневом;
  2. этот гнев инициирует глубокое чувство потери самоконтроля с редкими, но потенциально агрессивными вспышками;
  3. пациент признает, что гнев или отвращение чрезмерны, необоснованны и не соответствуют обстоятельствам или вызывающему стрессору;
  4. человек стремится избегать мизофонической ситуации, если это не получается, испытывает сильный дискомфорт, гнев или отвращение;
  5. гнев, отвращение или избегание вызывает серьезное беспокойство (то есть, они беспокоят человека, который их испытывает) или значительное влияние на его повседневную жизнь (например, гнев или отвращение могут затруднять выполнение важных заданий на работе, препятствовать встречам с новыми друзьями, посещать занятия или взаимодействовать с другими людьми);
  6. гнев, отвращение и избегание не объясняются другим расстройством, таким как обсессивно-компульсивное расстройство (например, отвращение к кому-то с одержимостью по поводу заражения) или посттравматическое стрессовое расстройство (например, избегание стимулов, связанных с травмой, которая несла угрозу смерти или угрозу нарушения физической неприкосновенности своей или других лиц).

Согласно критериям диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM), показатели психиатрических состояний в этих образцах мизофонии были следующими:

  • расстройства настроения – 7,1%;
  • синдром Туретта – 4,8%;
  • дефицит внимания и гиперактивность – 4,8%;
  • трихотилломания – 4,8%;
  • пощипывание кожи – 2,4%;
  • паническое расстройство – 2,4%;
  • ипохондрия – 2,4%.

Несмотря на то, что обсессивно-компульсивное расстройство было диагностировано лишь у 2,4% испытуемых, более половины выборки (52,4%) соответствовало диагностическим критериям обсессивно-компульсивного расстройства личности. Основываясь на своих наблюдениях, Шредер и др. предположили, что мизофония является первичной нозологической единицей, которая может быть надлежащим образом классифицирована в рамках расстройств обсессивно-компульсивного спектра – группы состояний, разделяющих элементы обсессивности, компульсивности и импульсивности. Это определение мизофонии контрастирует с тем, которое первоначально было предложено Ястребоффом и др., согласно которому шесть критериев, разработанных Шредером, охватывают только часть людей с мизофонией (с обсессивно-компульсивными и импульсивными особенностями), а не все случаи. Фактически, работа Ястребоффа и др. свидетельствует об исключениях из каждого из шести критериев.

Однако другие наблюдения повышают вероятность того, что, по крайней мере, в некоторых случаях мизофония может быть связана с нейропсихиатрическими расстройствами, несмотря на предварительные данные, подтверждающие предположение, что чрезмерная сенсорная чувствительность может возникать как единственный диагноз. Интригует, что мизофонические симптомы и чрезмерная сенсорная чувствительность были недавно зарегистрированы в контексте детского обсессивно-компульсивного расстройства, а также ряде состояний, включая расстройство гиперактивности дефицита внимания, расстройство аутистического спектра и синдром Мартина-Белл (Fragile X). Кроме того, атипичные сенсорные ответы были описаны у молодых пациентов с тиковыми расстройствами.

Неуловимая патофизиология

Исследования нейробиологических основ мизофонии все еще находятся в зачаточном состоянии, и по-прежнему остается ряд вопросов относительно клинической характеристики этого состояния. Например, изменчивость временного курса (начала, истории), по-видимому, зависит как от жизненных обстоятельств, так и от степени воздействия триггеров. Однако неясно, какие факторы способствуют индивидуальным различиям в степени тяжести неразумных ответов на триггеры и характер самих триггеров. Как внутренние, так и внешние факторы, в том числе семейная принадлежность и воздействие зрительных стимулов, обычно связанных со звуком, по-видимому, играют роль в определении межличностной изменчивости клинической картины, что может быть отражается в гетерогенных патофизиологических процессах, лежащих в основе мизофонии. Существует также неопределенность в отношении возможного генетического компонента мизофонии, поскольку ранние наблюдения выявили состояние у нескольких членов семьи.

Существующая литература подчеркивает широкое сходство с тиннитусом – симптомом, который часто рассматривается при дифференциальной диагностике мизофонии. По словам Ястребоффа и Хазелла, оба признака могут иметь характер увеличенной связи между слуховыми и лимбическими структурами, в результате чего усиливаются реакции на звуки. Однако при мизофонии клинические проявления вызваны внешними, в основном человеческими звуками и ситуациями, тогда как люди, испытывающие тиннитус, сообщают о проблемах с внутренне воспринимаемыми, абстрактными звуками. Кроме того известно, что большинство людей могут испытывать общие и неустановленные эмоциональные реакции на целый ряд раздражающих звуков: среди наиболее известных примеров – звук колес поезда на железнодорожных путях, проведение ногтем по стеклу или мелом по доске.

Свидетельства фармакологической модуляции тяжести мифотанических симптомов могут дать некоторое представление о его патофизиологических механизмах. Так, алкоголь может облегчить интенсивность мизофонии, тогда как кофеин оказывает противоположное воздействие. Важно отметить, что эти данные почерпнуты из ранних наблюдений, которые следует интерпретировать с осторожностью до тех пор, пока не будут проведены дальнейшие исследования с большим числом участников.

Связаться с нами